3.6.  РОССИЯ. (б. СССР)

Территория бывшего Советского Союза, возникшего в начале и распавшегося в конце XX в., охватывала огромное пространство в 1/6 часть земного шара. В его состав входили 15 республик, бывших когда-то и вновь ставших самостоятельными государствами: Россия, Эстония, Латвия, Литва, Белоруссия, Украина, Молдавия, Грузия, Армения, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения.

Переход кочевых племен к оседлости на территории б.Союза начался еще в неолите, в Южной Туркмении, где в VI-V тыс. до н. э. существовали культуры оседлых земледельцев Джейтун и Намазга-тепе. В IV-III тыс. такие же поселения появляются на Кавказе (майкопская культура), Украине и в Молдавии (трипольская культура).

 Восточная Европа

Основой будущего Союза была Россия, в создании которой ведущую роль сыграли славяне. В наши дни все еще трудно ответить на вопросы, откуда появились славяне, что это был за народ и почему он назвался, или его назвали славянами. 300 лет занимается наука этими вопросами, но единого мнения все еще нет и каждое новое поколение историков и археологов спешит сказать свое слово, все увеличивая разнобой мнений.

В наиболее общем виде, по официальной версии, картина выглядит так. 6-7 тысячелетий назад, откуда-то из Азии[1], неизвестно почему двинулся народ, который, увлекая за собой по пути другие народы, в III тыс. до н. э. пришел через Кавказские горы в Западную Европу. Этот конгломерат пришельцев ученые назвали индоевропейцами.

Вся эта многоязычная масса людей, расселившись на огромной разноязычной территории и вступив в контакт с местными народами, положила начало образованию новых народов и языков, таких как армянский, греческий, кельтский, италийский, германский, балтский, иллирийский, славянский[2] и др.

Появление у индоевропейцев пастушеского скотоводства, с его потребностью в обширных пастбищах . привело к расселению их во все стороны Европы. Вероятно на рубеже III -II тыс. выделяется из их среды германо-балто-славянская группа, во II-I тыс. балто-славяне отделяются от германцев, а затем и славяне от балтов.

Кто были эти самые ранние славяне, только что отделившиеся от балтов? Одни ученые относят их к зарубинецкой культуре в Поднепровье на рубеже нашей эры, другие - к подклошевой или подклешевой культуре IV-I вв. до н. э. на Средней Висле, третьи - к культуре Корчак VI-VII вв., четверые - к лужицкой, поморской, пшеворской культурам.... десятые - называют середину I тыс. до н. э. и конкретно V в. до н. э., одиннадцатые - XV-ХII вв. до н. э.

Считается, что первые[3] письменные свидетельства о славянах появляются на рубеже нашей эры: в греческих, римских, арабских, византийских источниках они называются антами[4], венетами[5] или венедами, склавенами или склавинами и др. Самое раннее упоминание "словен", как таковых, одни историки находят у древнегреческого астронома и географа Клавдия Птолемея (ок. 90-ок. 1бО гг. ), поместившего их под именем "суобене" в Сарматии за Волгой, другие - у Иордана (VI в. ) под именем "склавене". Сам этноним "славяне", по мнению историкев, происходит от понятия "слав", "слава", или "слова" в смысле "народ", "общность", "племя", которым называли себя люди, понимавшие язык друг друга.

На рубеже нашей эры славяне уже жили на огромной территории от Эльбы и Одера до Северского Донца, Оки и верхней Волги, от Балтийского моря до Дуная и Черного моря.

В III -IV вв. германское племя готов вторглось из-за Вислы на земли славян и прошло бассейном Западного Буга к Черному морю. Истории было угодно сделать этот коридор границей между западными {поляки, чехи, словаки, лужичане) и восточными (русские, украинцы, белоруссы) славянами. Готы открыли эпоху великого переселения народов, одним из результатов которого было падение Римской империи. В 375 г. готы были разбиты гуннами.

Готский историк Иордан рассказывает, что ок. 376 г. предводитель одного из готских племен Германарих был ранен в своей ставке двумя роксоланами (росоманами), мстившими за свою сестру, жестоко умерщвленную этим остготским князем. В племени роксоланов некоторые историки видят наиболее раннее упоминание о славянском племени рось, росы, сыгравшем позднее видную роль в создании Руси и давшем ей свое имя.

Такова более или менее принятая точка зрения на появление славян в Восточной Европе. В большей своей части она основывается на археологических данных, т. к. докирилловская письменность славян почти не сохранилась. Эта удивительная загадка пока не находит своего объяснения: известно, что уже в 11 г. киевский князь Олег заключил договор с Византией, записанный с помощью такой письменности.

Прочитать древнейшие славянские надписи, исполненные так называемым письмом типа "черт и резов", удалось русскому лингвисту Г. С. Григорьеву (1993 г.) и это стало сенсацией XX века. Согласно его теории, славянские народы, во всяком случае их письменность, образовались не в I тыс. до н. э., а едва ли не старейшие в мире. В V тыс. до н. э. славянские племена населяли Подунавье, а в конце V-начале IV тыс. они продвинулись в Двуречье и на восток - в Приднепровье (трипольская культура III тыс.). Часть трипольцев уходит на юг, в Пенджаб и Инд, где создали протоиндскую культуру (2500 -1800 гг.). Другая их часть, вытесненная восточными кочевниками, уходит на Балканы в начале II тыс., где известна под именем пеласгов. Позднее, гонимые дорийцами, они уходят в Италию и известны здесь под именем этрусков. В конце концов, в IV-III вв. до н. э. они вернулись на исконные земли. Праславянская письменность зародилась в Триполье не менее 5 тыс. лет назад, она дала начало всем другим письменностям. Этим письмом выполнены древнейшие Тэртэрийские памятники (V тыс.), протоиндские надписи (XXV-ХVIII вв.), критские (ХХ-ХIII вв.), в т. ч. надписи "линейным письмом А", "линейным письмом Б", Фестский диск и этрусские надписи VIII -II вв. до н. э.

Появление меди в Восточной Европе связывают с трипольской культурой IV-III тыс. до н. э. (от имени с. Триполье в Киевской обл. ), распространенной между Восточным Прикарпатьем и Средним Поднепровьем. Кроме первого применения металла эта культура знаменита тем, что племена ее жили в огромных поселениях, занимавших по 250-400 гектаров, с четкой планировкой улиц по круговой и радиальным системам, в каждом таком поселении было до 1500 домов, не только одно -, но и двухэтажных[6], а население такого города составляло более 10 тыс. чел. . Напомним, для сравнения, что площадь знаменитой Трои составляла всего 300 м в диаметре.

В III тыс. до н. э. на территорию трипольцев начинают вторгаться скотоводческие племена. Вдоль рек начинается расселение племен древнеямной культуры[7], их поселения в средине II тыс. удаляются в степи на 10-30 км.

Во II тыс. в эти края приходят племена катакомбной культуры[8], а в конце II тыс. их вытесняют племена срубной культуры[9], с которыми сейчас связывают киммерийцев - древнейшее из известных племен на юге Восточной Европы. Этот кочевой народ совершал походы в М. Азию, разгромил Урарту, воевал с Ассирией, овладел столицей Лидии, захватил Трою.

В VII в. до н. э. киммерийцев в Причерноморье сменили скифы, которых одни исследователи выводят из Азии, другие - из тех же племен срубной культуры, а с III в. до н. э. вторгаются из-за Дона сарматы, так что к концу IV в. н. э. скифы вытеснены в Нижнее Приднепровье, Крым и Нижнее Подунавье.

Откуда триполъцы получали металл - неизвестно. Многие археологи считают, что металл того времени поступал с Балканского п-ова, Прикарпатья, затем из Восточного Средиземноморья и Кавказа (со 2-й пол. III тыс. ). В местную добычу меди верят с таким же трудом, как в то, что еще в XVIII в. н. э. украинский гетман Мазепа тайком от Петра I добывал серебро под Переяславлем и Корсунем.

В эпоху бронзы на территории Украины металл могли добывать и племена сабатиновской культуры[10] XV-ХIV вв. до н. э., чьи рудотерки, песты и молоты для дробления руды найдены в поселениях Степовое, Новорозановка, Ташлык, Чикаловка, Высше-Тарасовка, Михайловка.

Первые достоверные следы местной добычи болотного железа и его обработки на западно-европейской равнине относят к концу II - нач. I тыс. до н. э., связывая их с зарубинецкой культурой[11].

 Meста добычи этой руды:

-        Почеп (Брянская обл.), урочище Грудок;

-        Велемичи (Брестская обл.);

-        Рубель (Брестская обл.), урочище Присова;

-        Чаплин (Гомельская обл.);

-        Щатково (Могилевская обл.);

-        Остапкивци (Винницкая обл. );

-        Суботив (Черкасская обл.);

-        Сахнивка (Черкасская обл.), урочище Гончариха;

-        Пилипенкова гора (Черкасская обл.);

-        Зарубинци (Киевская обл.), возвышенность Малая горка;

-        Ходосивка (Киевская обл.);

-        Нови Безрадичи (Киевская обл.);

-        Триполье (Киевская обл.), в устье р. Красной;

-        Таценки (Киевская обл.);

-        Велики Дмитровичи (Киевская обл.), урочище Кутполе;

-        Хотянивка (Киевская обл.);

-        Пирогивсъке городище (Киевская обл.);

-        Юрковицька гора (Киев);

-        Лютиж (Киевская обл.).

[Пачкова, 1974 ].

По другим источникам, применение железа на Приднепровье датируют XV-ХIII вв. до н. э. [Шрамко, 1976], однако нет ясности - добывали ли в это время здесь железную руду из земных недр. Считают, что в европейской части России первые достоверные следы местной добычи железа из руд связано со срубной культурой[12] Дона и Донца и абашевской культурой[13] Дона и Зап. Урала XVП-ХIII вв. до н. э. Некоторые авторы относят начало добычи железной руды в Приднепровье к ХII в. до н. э. (например в с. Краснополка близ г. Умани).

Существуют и другие мнения. Некоторые историки относят горные разработки на юге б. СССР к ХIV-ХIII вв. до н. э., допуская, впрочем, и более раннее время [Татаринов, 1978]; другие - к I пол. II тыс. до н. э., связывая их с народами катакомбной культуры [Городцов, 1905]; третьи считают, что ок. 1700 г. до н. э. здешние народы лишь познакомились с привозным кавказским металлом, но не добывали его [Шилов, 1966; Максимов, 1973]; четвертые датируют начало добычи металла в Донбассе III тыс. до н. э. [Кузин, I960].

В Донбассе, в бассейне реки Бахмут известны 34 места древних медных разработок [Татаринов, 1975 ]. К ним относятся поселения Клиновое, Покровское, Пилипчатино, Гореловский, Выскривка, Картамыш, Калиновская, Троицкое, Медная Руда, Крымское, Каменское городище близ Никополя, Городище, Бахмут, Никитовка, Новопавловка и др.

В Бахмуте (соврем. г. Артемовск) медь добывали еще за 2000 лет до н. э. [Лунев, 1965]. Глубина шахт здесь достигала 32 м, часть из них полностью выработана [Городцов, 1905].

Со II пол. VII в. до н. э. в Сев. Причерноморье возникают античные государства греческих колонистов: Борисфенида на о-ве Березань около устья Днепро-Бугского лимана, примерно в 645 г. до н. э.; Ольвия (на правом берегу того же лимана), Никоний (на противоположном берегу), Пантикапей (соврем. г.Керчь), Феодосия (в Крыму) в I пол. VI в., самый поздний из крупных городов -Херсонес - во II пол. V в. до н. э. Эти города - государства существовали до середины III в. н. э., когда они были разгромлены союзом варварских племен во главе с готами; окончательная гибель их - во II пол. III -IV в. н. э. В этих городах было широко развито металлическое ремесленное производство. Произведения ольвийских металлургов VI-V вв. до н. э., например, встречаются на огромной территории от Прикарпатья до Зап. Сибири (бляхи для конской сбруи, зеркала).

Примерно в том же VII в. до н. э. в Воcточной Европе скифы подчинили себе все земли от реки Танаис (Дон) до Фракии. В V-IV вв. до н. э. начался переход скифов к оседлой жизни. В центре Степной Скифии, на Нижнем Днепре, возникло поселение скифских ремесленников-металлургов Каменcкое городище. Вопрос об источниках металлов и для греков и для скифов все еще не выяснен. Часть исследователей настаивает на том, что металл был привозной - с Карпат, Дуная, Сев. Кавказа, из Закавказья и даже из Малой Азии [Античные, 1984]; свинец мог поступать с Карпат-Дуная, с верховьев р. Кубани на Кавказе [Островерхов, 1979], некоторые исследователи называют даже Лаврион, следовательно и серебро могло поступать из Греции [Археология, 1986]; олово, по мнению этих исследователей, могли привозить не только с Балкан, но и из Испании и Британии; золото и серебро - с Урала, Алтая и Колхиды [Островерхов, 1979]; по мнению же других, золото поступало с Кавказа, из Малой Азии, Сифноса, Тасоса, Скаптеcиля во Фракии [Археология, 1986]; даже железную руду могли, якобы, привозить из Малой Азии [Античные, 1984].

Но есть и такие исследователи, которые указывают на возможность использования местных источников: железная руда могла доставляться из месторождений Кривого Рога (до Каменского городища 60 км), Никополя [Островерхов, 1979], с Таманского и Керченского п-овов, из Корсак-Могилы в Сев. Таврии.

Ряд исследователей настаивает, что античные металлурги Сев. Причерноморья применяли легкодоступные местные руды - бурый железняк и болотную руду. В частности, болотную руду использовали херсонесские греки, на Березани использовали местные гематитовые пески. Залежи меди могли разрабатывать возле Кривого Рога, где вблизи балки Большая Дубовка найдены остатки древних штолен.

Рассмотренные районы Восточной Европы археологически наиболее изученные и нет сомнения. что тоже происходило и в других районах. Так, на р. Цильме, притоке р. Печоры в Архангельской обл., во II-I тыс. до н. э. велись разработки меди на площади около 4,5 кв. км, добыто руды около 8 млн. т, выплавлено более 25 тыс. т меди. Содержание меди в отвалах составляло 30 %. В Карелии металлы известны, вероятно, еще в III тыс. до н. э. Металлургия появляется в конце II-нач. 1 тыс. до н. э. У устья р. Томицы. близ Петрозаводска, на западном берегу Ломозера, находилась большая бронзолитейная мастерская начала I тыс. до н. э. Олово, вероятно, получали с северо-восточного берега Ладожского озера, где спустя тысячелетия были Питкярантские рудники, основные поставщики олова для царской России. Возможно, олово получали из современной Финляндии (Орвиярские рудники в приходе Киско ). При плавке самородной меди добавляли железо в качестве флюса [Брюсов, 1940 ].

 Чудь: Поволжье, Урал, Казастан, Хакассия, Алтай, Тува.

Одними из наиболее древних разработок металлических руд на огромной территории будущей России от Урала до Забайкалья были так называемые "чудские" копи. Понятие это до сих пор никак не классифицировано и объединяет воедино все доисторические (дописъменные) горные выработки с каменными и медными (бронзовыми) орудиями труда, которые неизвестно кто разрабатывал. В литературе встречается высказывание, что впервые чудские копи обнаружены в XVI в. на Алтае, в Минусинском крае и далее до Урала, однако такая поздняя датировка находок малоубедительна .

Начало чудских разработок относят обычно к середине или 2-й пол. III тыс. до н. э., а конец (на Урале) - к XI-ХII, или даже XV в. н. э. В то же время широко распространено мнение, что чудь не знала железа [Щепетов, 1890], это трудно совместить с нашей эрой.

Такая датировка начала разработок - III тыс. до н. э. - оставляет без ответа ряд вопросов. Во-первых, как уже указывалось, известно, что еще в палеолите (т. е. ранее 10000 лет до н. э. ) местные жители в Сибири добывали краски и металлы. Куда исчезло их умение к III тыс., когда, во-вторых, на Енисей пришли c Поволжья (!) племена афанасьевцев, знающие обработку металла. В-третьих, после освоения Енисея, Алтая, афанасьевцы разворачиваются назад и спустя тысячелетие появляются на Урале. Конечно, все это можно как-то логично объяснить, но также логично будет ожидать, что еще найдутся доказательства местных разработок в Сибири задолго до афанасьевцев.

Что за люди - чудь, до сих пор точно не установлено. Момзен в I томе своей "Истории Рима" рассказывает, что до прихода "индогерманцев" в Италии бродил охотничий народ "чудской расы". На Кавказе, как упоминалось выше, разработки вела, наряду с местными племенами, пришедшая с севера чудь. Копи чудские приписывали китайцам, монголам, калмыкам и скифам, греческим колонистам; венграм; силезским рудокопам, плененным татарами; скифам, "потомки которых зыряне"; скифам - предкам финнов; предкам современных удмуртов и коми-пермяков; народу финно-монголо-турецкой расы; самоедам, остякам и зырянам; ассандрам, аринцам, сагайцам, коттам, хагасам. Кажется, Э. И. Эйхвальд - один из немногих старых ученых, кто считал чудь чудью - древним финским племенем.

Термин "чудь", по-видимому, впервые упоминается готским историком, аланом по происхождению, Иорданом в VI в. Название "чудь" производят от готского "thiuda" - народ[14]. Славяне это слово в форме tjudь (русское "чудь") перенесли на подвластных готам западных финнов. Русское слово "чужой" ведет к тому же коренному слову.

На Урале чудь добывала золото, серебро, олово, свинец, возможно цинк и, конечно, медь.

На коренных месторождениях Урала (в Приуралье - осадочные песчаниковые м-ния) содержание меди в руде доходило до 30 %. Руда добывалась весьма разнообразная: медный колчедан, малахит, азурит, медная зелень, медная синь, халькопирит, халькозин, борнит, куприт, теннантит, ковелин и т. д. Кроме того руда содержала цинк, железо, золото, серебро, свинец, мышьяк, никель, кобальт, серу, сурьму, молибден, олово, алюминий и т. д.

Считают, что уральские чудские копи ограничивались на востоке - реками Багаряк и Полдневая, на западе - Белая, Дима и Каргалы, на севере - Исеть и Чусовая.

Разрабатывали окисленные руды, сернистые же, трудные для выплавки, старались не брать, а если такие встречались - выбрасывали в отвал. Позднее, в XV111 в., эти отвалы, а также чудские шлаки, пошли в переработку .

Датируют уральские разработки по-разному. По одним данным, горные работы относятся к началу II тыс. до н. э. [Бадер, 1964], по другим - к андроновскому времени [Крижевская, 1977], т. е. к 1500-1000 гг. до н. э., по мнению третьих - собственное металлургическое производство чистой меди на Ю. Урале и Среднем Зауралье возникло в конце III тыс. до н. э. [Черных, 1972; Берс, 1959 ].

Одни считают, что начало работ в Зауралье относится к XV1-ХIV вв., а в Приуралье - к XV-ХIV вв. до н. э. [Бадер, 1964], другие датируют работы в Прикамье срединой I тыс. до н. э.[15] (ананъинской культурой) [Збруева, 1952], третьи относят работы на Средней Каме к 3-й четверти II тыс., т. е. к XV-XIII вв. до н. э., а в Нижнем Прикамье - к 1-й пол. II тыс. [Тихонов, I960], четвертые относят работы в Среднем Поволжье к XVП-ХУ1 вв. [Васильев, 1986]; пятые считают, что начало работ в Нижнем Прикамье и Среднем Поволжье положили пришельцы балановской кулътуръг[16] на рубеже III-II тыс. до н. э. [Халиков, 1969 ]. Такой же разнобой и в частностях: одни датируют древние работы на Гумешевском руднике срединой I тыс. до н. э. [Иессен, 1948], другие - не позже конца II тыс. [Тихонов, I960], третьи - срединой II тыс. [Горн. энц.; 1984]. Данных о масштабах добычи на Урале нет. На медистых песчаниках, якобы, было известно 100-150 чудских разработок [Иессен, 1948 ]. В Оренбургской области насчитывали более 10000 старых отвалов, но сюда входили все работы по XIX в. включительно [Тихонов, I960 ].

Рудные месторождения на Алтае[17] в нач. XVIII в. открыты по чудским копям [Спасский, 1819]. Они шли, в основном, по правобережью Иртыша, а также по притокам Оби - Алею и Чарышу. Часть их находилась на ближних Калбинском и Нарымском хребтах. Начало медных разработок на Калбинском хребте датируют началом II тыс. до н. э., а оловянных - 1400 г. до н. э. [Розен, 1983]. По мнению других, горные работы в Западном Алтае велись в конце II тыс. [Черников, 1949]. Следов древних разработок, кажется, действительно было много. Управляющий Змеиногорским рудником[18] Иван Лейбе в 1764 г. сообщал Ломоносову в Академию Наук: "На 100 и более верст около Змеевского рудника редкая гора находится, в которой они (чудь) приисканию металлов труда не приложили и в разных местах знатные работы не производили". На берегу р. Змеевки в то время еще сохранялся отвал, вытянутый на 100 саженей, который содержал золото и его пустили на переработку. Еще в 1948 г. переработка отвала продолжалась.

По оценке, на одном Имантавском месторождении (Кокчетавская обл. ) было добыто 30 млн. пудов медной руды. Оловянной руды на Калбе, по оценке, добывали ок. 260 кг/год, что давало металлического олова ок. 130-160 кг/год [Черников, 1949].

В Хакасско-Минусинской котловине на Среднем Енисее, по единодушному утверждению исследователей, первый металл появился в афанасьевскую эпоху[19], датируемую III -II тыс. до н. э. Афанасьевцы пришли из поволжских степей и уже знали обработку металла, но исключительно холодным способом с помощью каменного молота. Плавки и литья они не знали. Афанасьевскую культуру сменила андроновская культура[20] (1500-1000), но следов разработки этого периода не найдено, хотя известны разработки более поздних эпох - Карасурской[21] (ХШ-VIII) и Тагарской[22] (VIII-III). Некоторые исследователи считали, что Минусинский край был основной территорией чуди, откуда она достигла Урала. Добывали здесь медь, золото, серебро, олово, возможно свинец, позднее железо. Некоторые историки считают, что олово в Хакассии было привозное, его доставляли с Ононских м-ний в Забайкалье, или из междуречья Ангары и Подкамениой Тунгуски, или из Перми и даже Британии.

В Казахстане начало чудских разработок относят и ко 2-й пол. II тыс., и к IV-III тыс. [Чудинов, 1937], отмечая их необъяснимо-внезапное прекращение. Основная добыча - медь и золото, а также олово. По оценке, из недр Джезказгана (в переводе "место добычи меди") чудью добыто[23] 10 тыс. т меди, или более I млн. т медной руды. Запасы руды в отвалах старых работ оценивались более чем в 100 тыс. т при среднем содержании меди в них 5 %. Для сравнения, при открытых работах на Калбинском хребте добывали руду с содержанием меди 2-3%; при подземных работах (Чурук) содержание достигало 70-80 %. На Успенском медном руднике чудыо вынуто 200 тыс. т породы. В рудниках Алтын-Топкан выработано до 20 тыс. м3 руды, в руднике Кони-Мансур — 200 тыс. м3 [Машковцев, 1930]. На древних золотых рудниках у Степняка добыча на I рудник составляла от 200-300 кг до I т золота [Чудинов, 1937]. В Кенказгане вынуто 570 тыс. кубов.

 Кавказ

Горная страна на юге б. СССР, лежащая между Черным и Каспийским морями, на границе между Европой и Азией, разделяется главным Кавказским хребтом (длиной ок. 1500 км) на Предкавказье (на севере) и Закавказье, где расположены большая часть Грузии, Азербайджана и вся Армения. Закавказскую Грузию называют еще Малым Кавказом, а вместе с Арменией геологи иногда называют этот район маленьким Уралом - за разнообразие и богатство здешних руд.

Первые государственные объединения в Грузии возникли в конце II- нач. I тыс. до н. э. в Колхиде (Диадохи и Колха). В VI в. до н. э. в Западной Грузии[24] образуется Колхидское царство, преемник древнего Колха, а в IV в. до н. э. в Вост. Грузии - Иберийское (Картлийекое) царство.

На территории современного Азербайджана первое государство - Албания (столица - Кабала, вблизи соврем. с. Чухур-Кабала) возникло во II в. до н. э., или на рубеже нашей эры. К России Грузия была присоединена в 1783, Азербайджан - в 1796 г.

По одной из версий, во II тыс. до н. э. в юго-западном и восточном районах Армянского нагорья жили армянские племена, которые в дальнейшем создали свои государственные объединения. Древнейшим ядром армянского народа было население страны на северо-востоке М. Азии, называвшейся в хеттских документах Арматане (ХVIV вв.), а позднее - Хамаса (ХIV-ХШ). Отсюда предки армян под названием урумейцев вторглись в ХII в. в пределы ассирийской провинции Шуприа (к Ю-3 от оз. Ван). С этого времени Шуприа у ассирийцев называлось также Урме. В IX в. до н. э. в бассейне оз. Ван образуется гос-во Урарту. В середине VIII в. Урарту присоединило к себе Урме (оно же Арме). Процесс складывания армянской народности завершился к IV в. до н. э., но еще в древне-персидских текстах VI в. до н. э., когда пало Урарту, упоминается обширная страна Армина (Армения - в древне-греческих текстах). Само население называло свою страну Хайк (Хайастан, Айастан), а себя - Хай.

По другой версии, протоармянами были племена "мушки" (муски), выходцы с Балканского п-ова, из Фракии (современной Болгарии).

Где-то после 800 г. до н. э. в состав Урарту вошло все левобережье верхнего Евфрата. Около 780 г. урартский царь Аргишти I поставил крепость Эребуни на месте современного Еревана. В 387 г. Великую Армению поделили между собой Византия и Иран.

Первые металлические изделия появляются в Закавказье в VIII-V тыс. до н. э. [Абесадзе, 1970], другие исследователи называют конец V [Черных, 1978], V-IV [Селимханов, 1986] и даже III тыс. до н. э. [Кашкай, 1973]. Откуда получали металл - неясно. Одни считают, что в Закавказье добывалась местная руда, что уже в V-IV тыс. здесь разрабатывали до 600 месторождений [Онаев, I983], в целом же на Кавказе их было намного больше, тем более что в древности размеры месторождений не имели большого значения. В одной Армении известно более 600 мест добычи и переработки руды, многие из них - начала III тыс. [Максимов, 1976]. Другие относят закавказское горное дело лишь к III тыс. [Абесадзе, 1970 ]. Третьи считают, что в конце III - нач. II тыс. руду добывали лишь в Западном Предкавказье, а в Горном Кавказе и в Закавказье добыча руды началась в конце II- нач. I тыс. [Иессен, 1935]. Есть и другие мнения.

Первые письменные упоминания о горных работах в Грузии связывают с легендарной экспедицией на р. Дон (!) в 1-й половине XIII в. до н. э. египетского фараона Рамсеса II. Возвращаясь, он, якобы, накопал в Колхиде[25] много золота и серебра. Колхида считалась с древности богатейшей страной золота. Геродот объявил ее жителей, колхов, родственными евреям и египтянам, выведенными в египетскую колонию царем Сесострисом - легендарным покорителем полумира, в чьем образе запечатлена память о могущественном египетском фараоне ХII династии (2000-1785) Сенусерте III. Как и положено, было выдвинуто и прямо противоположное мнение: известный уже нам египтолог Флиндерс Петри высказал гипотезу о кавказском происхождении додинастических египтян.

Добыча золота из рудоносных речных песков и водных потоков была, как и в других странах, одной из ранних форм горного дела на Кавказе, о чем сообщают многие греческие авторы и, в частности, Страбон

"Рассказывают еще, что у них потоки сносят золото и что варвары собирают его при помощи просверленных корыт и косматых шкур. Отсюда и называют их золоторунными шкурами".

Древнеримский историк Аппиан (I-II вв. ) уточнял

"Золото незаметными песчинками несет множество речек с Кавказа и окрестные жители, расставляя бараньи шкуры глубоко по дну реки, собирают вниз задержавшийся песок".

Наслушавшись рассказов об этих шкурах, в 1250 г, до н. э., в Колхиду прибыли аргонавты за золотым руном.

Ранние исследователи горного дела на Кавказе населяли район Сомхетии халибами, и тубал помещали в Грузии. Считали, что иверы[26] издревле разрабатывали медные, золотые, железные, оловянные рудники и если греки и римляне о них не упоминали, то только потому, что они уже были выработаны. И что замечательно, не только местные племена работали в земных недрах, но и пришедшие с севера чудские племена, о которых речь пойдет ниже[27]. Была даже высказана гипотеза, что на Кавказе или в Иране медные руды, залегающие в непосредственной близости к нефти, при загорании нефтяных источников или озер, в условиях больших температур могли восстанавливаться в чистую медь, и это могло привести человека к открытию меди.

Древняя Армения также славилась своими богатствами. Самые ранние письменные упоминания добычи металлов в Армении одни датируют ХIV в. до н. э., когда в хеттских документах времени царя Мурсилиса II сообщалось о доставке из Армении серебра, золота, меди, железа, мрамора и более 100 т (3600 талантов) бронзы, другие - 1710 г. до н. э. ., когда Армения поставляет Египту железо, обитые железом колесницы, золото, серебро, медь, сурьму, свинец, лазурит. Рассказывают, что Саргон II (760-730), захватив Армению, нашел в храме верховного бога более 100 т бронзы в слитках, золотые щиты весом 156 кг, золотые двери 64 кг, 33 серебряные колесницы, 95 тыс. медных щитов, более 305 тыс. медных мечей и копий, медные статуи богов и царей весом несколько тонн каждая и др. Считают, что золото добывали в районах Зод (со II тыс.), Харберд, Сасун, Ван, Меградзор, Гамзачиман, Анкаван, места добычи золота и серебра - Карина, Тигранакерт, Аванос, Армянский Тавр, свинца и цинка - Сасун, Ангехтун, Манаскерт, река Аракс, добывали также ртуть, марганец и т. д., всего более 20 наименований металлов и 600 пунктов разработки [Мкртчян, 1970 ].

Некоторые археологи считают перспективными для древних разработок месторождения, отвечающие следующим условиям: I) наличие зоны окисления медных минералов с обязательным выходом их на поверхность; 2) достаточная степень минерализации и относительно высокое содержание меди в руде [Геворкян, 1973]. С этим вряд ли можно согласиться: известно, что в древности разрабатывались и сернистые, и скрытые, и бедные месторождения, при отсутствии богатых. С позиций высказанных требований считают, что в эпоху поздней бронзы на территории современной Армении могли разрабатываться месторождения меди Шамлугское, Ахтальское, Алавердское, Анкандзорское (Шагали-Эйларское), Сисимаданское, Антоновское, Кафанское, Каджаранское [Абесадзе, 1970 ]. По мнению других, эти месторождения-разрабатывались на протяжении всего, а не только позднего, периода бронзы (сер. IV-нач. I тыс.). По мнению же третьих, начало медной металлургии в Армении относится к V-IV тыс., в III -I тыс. близ Эчмиадзина находился крупный горно-металлургический центр Мецамор. К таким же древним разработкам относят районы Гугарк, Сюник (Зангезур), Мокс, Харберд, Сваз, Спер, Элазик, Мегри, Дилижансисимадан, Маймех, Мисхана, Гехаркуник и др.

В Грузии к таким древним районам разработки меди относят верховья рек Бзыби и Кодори в Горной Абхазии [Чартолани, 1971], с. Цагвери [Стелецкий, 1932], Горную Рачу и др. Копи на р. Бзыбъ датируются II тыс. до н.. э., они располагаются на высоте 2000 м над уровнем моря, в 80 км от г. Сухуми, и тянутся на протяжении 60 км. Здесь обследовано 30 копей. В Горной Раче, близ с. Геби (верховья р. Риони) находят до 100 древних рудников и следов разработки меди, сурьмы и мышьяка, датируемых III-I тыс. до н. э., на месторождениях Чкорнали, Чвешо, Цкарос-пари (все медь), Квардзахети, Зопхито, Сагеби (все сурьмяные).

Район разработок располагается на высоте 1500-3000 м над уровнем моря. На медных месторождениях добывался, главным образом, крепкий халькопирит, представленный крутопадающими (60-70°) жилами мощностью 0,3-8,0 м. Содержание меди в руде составляло в среднем 0,7-3,3, достигая 12-14 %. На более мягких сурьмяных месторождениях, мощность жил достигала 1,0 м, лишь иногда 1,5-2,0 м и более, а угол падения их - от 10-15 до 30-45°. Объем древних отвалов в районе с. Геби оценивают и в 100 [Муджири, 1977]. и в 200 [Муджири, 1979] и в несколько сот тысяч тонн [Муджири, 1975]. Содержание меди в отвалах оценивают в 1 %,  при содержании в недрах до 5%.

В Предкавказье, в Ставропольском крае к таким древним районам разработки относят гору Пастуховую[28] на р. Большой Зеленчук в Карачаево-Черкессии (III - нач. II тыс. ), долину р. Марухи, притока р. Малый Зеленчук (гора Кара-Бел) и др.

В Азербайджане, по мнению одних исследователей, еще в V-IV тыс. добывали медь на Кедабекском и Белоканском месторождениях Малого Кавказа [Горн. энц., 1984], по мнению других - лишь в начале II тыс. (бронзовая эпоха) медь добывали на Кедабекском, Биттибулахском (Кедабекский район), Джульфинcком (Нахичевань ) и Зангезурском м-ниях [Асланов, 1959], третьи же утверждают, что в Азербайджане, как впрочем и в остальной Грузии, не было медного века, а бронзовый век наступил в IV тыс. [Селимханов, 1986].

В частично затопленном сейчас азербайджанском древнем Мингечауре, расположенном, главньм образом, у подножья Боздага - самых южных отрогов Большого Кавказского хребта, по обеим берегам р. Куры, где она выходит из гор на равнину, добывали железо в VII-II вв. до н. э.

Сведения о древней добыче олова на Кавказе противоречивы. По одним данным, в древности его здесь не добывали, как не находят и сейчас [Стелецкий, 1932; Кашкай, 1973]. Поэтому первые бронзы здесь были не оловянистые, а мышьяковистые. Время появления таких бронз одни датируют III тыс., другие V-IV тыс. [Абесадзе, 1970]. Одни считают, что это не были присадки мышьяка к меди, т.к. самородный мышьяк не обнаружен ни в Азербайджане, ни в Армении, ни в Грузии; эти сплавы получались путем совместной плавки медных и мышьяковых минералов, например малахита, реальгара и аурипигмента; аурипигмент и реальгар же могли добывать из Джулъфинских (Даридаг) м-ний в 50 км от Кюлъ-тепе, в Мецдзоре и Сольвертине. Существует также мнение, что мышьяк в первых бронзах был естественной примесью в рудах, такая медь находится в Арговин, Кварухана, Дзансули, Кеда, Анкаван и др. местах [Абесадзе, 1970].

Сплавы меди с оловом появляются на Кавказе в конце III-нач. II тыс., по одним данным - в южных районах (Азербайджан, Армения, Дагестан) [Кашкай, 1973], по другим - в западном Предкавказье [Иессен, 1935]. Однако их вряд ли можно считать начальными, поскольку эти древнейшие бронзы имеют уже довольно строго дозированное содержание олова - 4-13%. Сторонники отсутствия олова на Кавказе считают, что олово доставляли из соседних стран, возможно даже с Малайского архипелага. Другие исследователи отмечают, что древняя Армения постоянно вывозила олово, наряду с туфом, базальтом, мрамором, солью, медью, железом (с середины II тыс. ), красками. Месторождения олова могли разрабатываться близ Араратской долины - в Агдзнике, Ване, Карине, Хайасы и Мецдзоры [Айвазян, 1968, 1979], в Сасунских горах [Айвазян, 1979], у оз. Севан [А. Ц. Казарян, Е. Н. Черных, 1984], в Зап. Афганистане [Древние, 1986]. Наконец, третьи прямо указывают на останки древних копей по добыче оловянной руды - касситерита на р. Муху, притоке р. Тиберды [Кузнецов, 1966].

Такое же положение и с сурьмой. Одни утверждают, что ее не добывали на Кавказе [Кашкай, 1973; Селимханов, 1986], по мнению других ее могли добывать на месторождениях Зопхит [Тавадзe, I959], Ангехтун, Манаскерт [А. Ц. Казарян, 1984] и вообще на р. Куре в Transcaucasia [Heali, 1978].

К железу перешли в Грузии не позже ХIV-ХIII вв. до н. э., в Армении же, по одним сведениям, - в ХII, по другим - в XIII вв. до н. э.

 Средняя Азия

Средняя Азия - это часть азиатской территории б. СССР, включающая в себя Узбекистан, Киргизию, Таджикистан и Туркменистан, расположенная между Каспийским морем на западе и Китаем на востоке, между Арало-Иртышским водоразделом на севере и границей с Ираном и Афганистаном. До национально-государственного размежевания 1924/25 гг. называлась Туркестаном.

Первые поселения городского типа возникают здесь в VI-V тыс. до н. э., в I тыс. до н. э. складываются народы: хорезмийцы, дахи, массагеты. В конце II - нач. I тыс. в Средней Азии возникли гос-ва Бактрия[29], Согд[30], Хорезм[31]. В середине VI в. до н. э. большая часть Ср.Азии завоевана персидским царем Киром II и вошла в состав гос-ва Ахеменидов. В 329-27 гг. покорена Ал-дром Македонским, после его смерти вошла в состав гос-ва Селевкидов. В сер. III в. до н. э. в западной части Ср. Азии образовалось Парфянское царство, а на территории Бактрии и Согда - Греко-Бактрийское царство, позже разгромленное массагетами и тохарами. Во II-I вв. до н. э. в Ср. Азии возник ряд новых государств (на северо-востоке - Кангюй, в Ферганской долине - Давань). В I-IVвв. н. э.[32] в южных областях образовалось Кушанское царство. Парфянское царство распалось в 1-й иол. III в. н. э. и западные области попали под власть иранских сасанидов. В IV-V вв. н. э. в Бактрии и Согде образовалось гос-во эфталитов (белых гуннов), завоеванное в 560-х гг. тюрками и вощедшее в состав Тюркского каганата (552-745). В VIII в. вошла в состав Арабского халифата.

По мнению одних исследователей, среднеазиатское горное дело возникло в IV тыс. до н. э. [Сайко, 1981], по мнению других - в палеолите (800-8 тыс. лет до н. э. ), а в верхнем палеолите (40-8 тыс. лет до н. э. ) перешли к подземной добыче [Боярский, 1984]. В III -II тыс. наиболее важные горнорудные районы, где добывали медь и олово, находились на севере Ср. Азии: Бутан-Тамды-Ауминзатаусский, Чаткало-Кураминский и Зирабулак-Каратюбе-Зарафшанский. Возможно вели разработки в горах Сангрунтау и Дарбазатау. Начало железного века в Средней Азии датируют I тыс. до н. э.: одни - 900-650 гг., другие - 750-600 гг., третьи - X веком.

В Узбекистане в эпоху неолита (VII-V тыс. ) разрабатывали не менее 13 месторождений, добывая краску, глину, драгоценные и полудрагоценные камни, в том числе бирюзу в Центральных Кызылкумах [Боярский, 1984].

В раннюю бронзу (нач. II тыс. до н. э.) медь добывали в южной части гор Букан-тор [Литвинский, 1954], а также, возможно, в верхнем течении р. Сукулук. Во 2-й пол. I тыс. до н. э. медь добывали в Центральных Кызылкумах и в Наукатском месторождении в Фергане. Добывали также свинец, золото, серебро, алебастр, обсидиан, мрамор, сердолик, бирюзу, агат, лазурит, глину и краски. В античный период (V в. до н. э. -V в. н. э.) добыча этих полезных ископаемых продолжались, но места добычи неизвестны. По крайней мере, к этому времени относят начало разработок месторождений в Фергане, Кочбулаке в Кураминских горах[33].

В первые века н. э. началась добыча железа в Алмалыке на левом берегу р. Ангрен- (35 км от г. Искента). Известна древняя добыча медных и железных руд в Кокреле, золота в горах южного Чаткала. В районе Ташкента отмечали чудские разведочные выработки [Спасский, 1818].

Достопримечательностью Таджикистана, является продолжающийся уже миллионы лет подземный пожар угля близ кишлака Рават, известный в I тыс. до н. э. как "горячие копи Согдианы". Вблизи г. Пенджикента в Зеравшанской долине в III -II тыс. добывали медь (Саразмское поселение). Предполагают, что с древнейших времен велась разработка соляной горы в Ходжамулин близ г. Куляба в Кулябской обл., имеющей площадь основания ок. 50 кв. км и высоту 1334 м.

В Исфаринском районе на севере Таджикистана найдены железные слитки IV-III вв. до н. э. Предполагают, что здесь был крупный железоплавильный центр на базе руд месторождений Соха и Ляккана и Шурабских углей.

В районе Карамазара[34], в переводе "черная могила", добычу серебра и меди вели, по Геродоту и Страбону, еще в IV в. до н. э., а в первые века н. э. началась добыча железных руд. По мнению других исследователей, работы здесь начались в VIII - IX вв. н. э., добывали серебро, свинец, железо, медь, золото [Королев, 1932]. В 2 км от м-ния Чукур-Джингли находится древний серебряный рудник Кух и Сим, он же Кан[35]-и-Мансур. В нескольких километрах к востоку от м-ния Табошар находится район Канджол (в переводе - "Дорога рудников", или "рудная дорога"), здесь древние рудники протянулись на 2 км.

В Согдиане золото добывали до н. э. Некоторые крупные самородки, найденные здесь, отмечены в истории. Так, Бируни сообщал, что в ущелье горной области Рашта (нынешнем Каратегине) нашли золотой самородок весом 34 кг 430 г, а на Ю. Памире, в ущелье Шах-Вахана, - весом 24 кг 360 г.

Память о древних рудокопах осталась в названиях ряда местностей Таджикистана: Кони Мансур ("рудник Мансура"), Кони нукра ("серебряный рудник"), Кондара ("рудное ущелье"), Ладжвардара ("ущелье лазурита"), Кухи лал ("рубиновая гора"), Тузкан ("соляной рудник"), Обимисингарон ("река медных рабочих").

Остатки древних рудников неизвестного времени есть в горах Зеравшано-Гиссара, в Дарвазе и на Памире. Возможно, на Памире добывали и олово. В Дарвазе добывали золото в конце бронзы или в раннем железном веке.

В Киргизии по крайней мере к античному времени-(V в. до н. э. - У в. н. э. ) относят начало разработки месторождений Хайдаракен и Канигут. Возможно, в Таласском Алатау добывали свинец.

В Юж. Туркмении медные кованые изделия известны с конца V тыс. (культура Анау). В IV тыс. (а по другим данным - с начала III тыс. ) употребляли свинец, золото, серебро. Местная рудная база не установлена, поэтому предполагают, что руду доставляли из Ирана [Кузьмина, 1964], с чем трудно согласиться.

В Восточной Сибири, в Прибайкалье знакомство с железом произошло в середине I тыс.до н. э., о чем свидетельствуют ямные разработки близ с. Аннинского на Верхней Лене. В Забайкалье добычу руд датируют III тыс. до н. э., добывали медь, олово, серебро. Олово добывали на Ононских месторождениях. Древнейшая добыча меди в Забайкалье известна в Бурятии на правом притоке р. Кудун, где обнаружено 9 шахт глубиной до 20 м, а также в верховьях р. Ара-Куорка.

На Дальнем Востоке, в Приморье, в III -II тыс. до н. э. на поселениях Валентин-перешеек, Евстафий I и Киевка мотыгами добывали железные руды для изготовления краски.

В приложении 7 приводится перечень древних разработок на территории бывш. СССР.

 

 Способы разработки доисторических копей в России

Вскрытие. Как и в других районах земного шара, способы разработки древних копей в России зависили от условий залеганий руд и рельефа местности. На равнинных местностях, при выходе руды на поверхность земли, естественно начинали работы с разведочных ям[36] - котлообразных углублений небольшого первоначального диаметра 0,7-1,0 м[37]. Если случай благоприятствовал и находили руду, яму начинали расширять в ту сторону, куда простиралась руда, и если она простиралась более-менее равномерно, с одним качеством, во все стороны, то и работы шли во все стороны: в Казахстане отмечены ямы диаметром до 30-40 м [Копалов, 1891]. Чаще же эти приповерхностные, или, как говорят горняки, - открытые работы, вытягивались в одном, более благоприятном направлении», образуя траншеи, карьеры. Размеры этих выработок весьма различны, иногда довольно значительны. Так, в Хакассии, у г.Цветногорска современная ширина их составляет 3-13 м; у дер. Ефремкино (по реке Xуруг-Чуль) - ширина 5-14 м, длина 5-50 м [Сунчугашев, 1969 ]. В Усть-Каттах Оренбургской области 3 карьера следовали друг за другом на длине 400 м, один из них имел размеры 25x15 м, а в соседней Еленовке размеры овального карьера 40x30 м.

Когда руда выходила на поверхность неширокими жилами, но с большим протяжением, горные выработки приобретали форму рвов, траншей, или, как их называли в старину, - разносов, обычно шириной до 10 м, но иногда значительно боль ше (до 40 м). В Горной Раче (Кавказ) ширина траншей составляла 1,8-2,0 м, глубина 3-5 м, длина 20-60 м. В Забайкалье, на правом притоке р. Xудан (Хоринский район, Бурятия) 10 траншей имели длину до 153 м. На Локтевском руднике в Алтае ширина разноса достигала 40 м, а длина - 350 [Спасский, 1819] или 370 м [Лавров, 1874]. У дер. Ключевой в Алтайском округе длина разносов - 420 м [Чупин, 1894], а в Кенказгане даже 500 м. Глубина таких рвов-карьеров составляла 6-10 и до 30м (Кенказган).

Если рудные жилы выходили на поверхность земли не на равнине, а на склоне горы или оврага, где нельзя было расположить яму или траншею, вскрывающие выработки[38] получали форму пещер. Если рудное тело продолжалось вдоль склона, то и пещера, не вдаваясь глубоко в недра земли, продвигалась вдоль склона, следуя за рудой и оставляя за собой протяженную галерею, или "задирку", открытую с одной стороны (рис.  ). По сути,

это была уже полуподземная выработка: в отличие от открытых, поверхностных выработок шахтер здесь не имел над головой ясного неба и мог работать даже в непогоду, но зато у него уже появлялась забота о сохранении этой кровли над головой, чтобы не быть погребенным под нею.

Если же в разведочной яме или пещере обнаруживалось, что руда с глубиной становилась лучше качеством, богаче, естественно горняк следовал за ней вглубь земли. Яма все углублялась и переставала уже быть ямой в обычном представлении, как нельзя колодец назвать ямой, позднее такие выработки стали называть шурфами, дудками (за cхожесть, вероятно), а на Алтае, например, неизвестно почему - ординками.

Если углублялись вниз по некрепким породам, стенки ямы обваливались, яма приобретала воронкообразную форму, пока не вступала в более крепкие, каменные слои земли, где выработка уже выдерживалась стволом одного диаметра, так что в целом получалась гигантская воронка, но не та воронка, которая образуется при взрыве снаряда, а та, что применяется для переливания и фильтрования жидкостей (рис.    ). Из вертикального ствола зачастую проводили горизонтальные ходы, со сводообразной формой в слабых породах, как, например, у дер. Тюм-Тюм Уржумского района Кировском обл. на берегу р. Вятки: ямы около 10 м диаметром и глубиной 4 м имели в центре стволы шахт. В Мечетлинском районе Башкирии в глухом лесу у Кривого озера и на р. Син-Кайрак найдены круглые ямы диаметром 4 м и больше, глубиной 10-20 м, а на дне их - штреки с крепью . В Донбассе близ г. Никитовки в одной копи глубиной 21 м горизонтальная выработка из ствола начиналась на глубине 11 м [Вестник, 1894], а на горе Пастуховой (Кавказ) из ствола сечением 1x1,1 м две горизонтальные выработки проведены уже на глубине 2,0 м [Кузнецов, 1966]. Вертикальные выработки могли проводить не только с поверхности земли и со дна ямы, но и из любой выработки. Например, близ дер. Малый Сентяк Елабушжого района Татарии подобные "слепые", т. е. не имеющие выхода на дневную поверхность, шахты проводили из пещер, устраиваемых на выходах руд в крутых обрывах рек и оврагов (диаметр - ок. 0,7 м, глубина - ок. 10 м) (рис.  )

Такие выработки проводили не только следуя за рудой, ее богатыми скоплениями (гнездами), но иногда и не имея таких ясных указателей, зная лишь по опыту на соседних участках, или предполагая, что внизу можно найти руду. В последнем случае первоначально это была разведочная выработка, которая по достижении рудного тела превращалась во вскрывающую.

Дальнейшим развитием коротких пещер на крутых склонах гор, оврагов, обрывистых берегов рек были удлиненные штольни-камеры, горизонтальные или с небольшим наклоном, следовавшие обычно по руде и имевшие многочисленные боковые ответвления - штреки, ходы, заходки, рассечки, лазы (рис.____). По штольне можно было иногда передвигаться во весь рост. Если же руда имела наклон покруче и на какой-то глубине из нее начинали вести горизонтальные выработки, штольня превращалась в наклонную шахту, где приходилось устраивать ступеньки или лестницы для передвижения людей (рис.  ).

Длина древних штолен - самая различная: на Зопхитском месторождении (Кавказ) наклонные штольни имели длину до 15-20 м, а ширину в местах раздува жилы - до 13-15 м; такой же длины - до 20 м - штольня на горе Пастуховой в Карачаево-Черкессии, сечение ее на входе составляло 1,0x0,7 м, а на расстоянии 1,5 м от входа - 0,7x0,35 м; на Урале известны штольни длиной свыше 200 м и даже 260 м [Кастанье, 1910]. Иногда размеры камер-штолен достигали внушительных величин. Так, на руднике "Башкацара-1" в Абхазии длина камеры составляла 62 м, ши рина - до 22, а высота - до 14-15 м. (рис.   ) [Муджири, 1978]. Максимальное сечение составляло 300 кв. м. В камере можно было свободно уложить современный 5-этажный дом. Эта уникалъная камера не имела ни одного опорного целика, но зато имела сводчатую кровлю. Были и многоярусные штольни, подобные тем, что применялись в Египте на Вади-Магхара. Так, в Каа-Хемском районе Тувы племена уюкской культуры в эпоху железа проходили 3-х-ярусные штольни со сводчатой кровлей [Сунчугашев, 1964].

На горе Темир в Хакассии древними шахтерами проведена замечательная спиральная шахта (рис. .  ) диаметром 1,0 м на. глубину 25-30 м. Датируется она VII-III вв. до н. э. и напоминает упоминавшийся уже каирский колодец Иосифа [Бакланов, 1932]. Но если в колодце Иосифа спиральный спуск вокруг верхнего вертикального колодца диктовался необходимостью спустить рабочих быков для вращения ворота на нижнем колодце, т. е. был логически оправдан, то здесь, на Темире, трудно найти логическое объяснение такой работе в обычных условиях. Иногда пытаются объяснить этот феномен тем, что шахта проводилась в нарушенной зоне пород и такое расположение обеспечивало ее устойчивость без крепления. Но, вероятнее, это игра случая: шахта, как обычно, просто следовала за жилой.

Горные работы. Горными работами, как правило, опускались не ниже уровня грунтовых вод, чтобы не иметь дела с проблемой удаления воды[39]. В гористой местности, например в Гумешевском руднике, глубина работ достигала 40[40] м. Такое положение вполне объяснимо при избытке легкодоступных руд и невысоких требованиях к их качеству. Но в Казахстане уже делались попытки отработки руд на 1-3 м ниже уровня вод [Чудинов, 1937 ]. Каких-либо водоотливных машин при этом не применяли, воду выносили в кожаных сумах.

Все исследователи подчеркивают небольшие размеры горных выработок в обычных условиях, хотя в особо благоприятных случаях они достигали и значительных размеров. По выражению акад. Лепехина, люди лазили под землей "наподобие кротов". Акад. Паллас (1780): "штольни их ... весьма тесные", то же Гесс-де Калъве (1825): "некоторые .штольни широки и длинны, но большинство узкие, беспорядочные". Обычные размеры горизонтальных выработок 1-1,5 м, как ширина, так и высота. Забои же, где непосредстве нно добывалась руда, зачастую были настолько узки, что исследователи предполагают применение в них детского труда. Но чаще дети, вероятно, работали на доставке, следили за освещением и т.п.

При подземных разработках применялись шурфы, штреки с рассечками, квершлаги и восстающие выработки, камеры. Длина горизонтальных выработок составляла 5-100 м, ширина 0,6-2,3 и высота 0,8-3,1 м. Они имели арочную форму, но встречались и прямоугольные, и эллиптические, и круглые. В руднике Башкацара (Кавказ) горизонтальные выработки, отходившие от камер, обычно имели размеры (ширина х высоту) (1,1-1,35) х (0,8-1,5) м и длину 20-30 и более метров. Здесь современными шахтами встречены выработки на глубине 100-120 м от поверхности земли, что кажется совсем невероятным для II тыс. до н.э. Иногда добычу вели двумя-тремя и более ярусами, соединяемыми восстаю щими выработками длиной 6-12 м [Муджири, 1979] (рис.____). Так, на одном из рудников горизонтальный ходок соединялся с вертикальным колодцем диаметром 1,0 м, который шел вниз на глубину 3,0 м, а вверх от горизонтального ходка шли восстающие выработки через 10-15 м друг от друга. Одна из восстающих выработок соединялась с вышележащей горизонтальной выработкой, другая - диаметром 0,9-1,0 м - была закреплена на сопряжении тремя распорными деревянными стойками диаметром до 12 см. Таким образом, рудник имел достаточно сложную подземную сеть выработок (рис.     ).

Аналогичные выработки найдены в Арцруниевском руднике Дилижанского района и Ахтальском руднике Алавердского района в Армении. Иногда подземные выработки переходили в камеры сечением до 280-300 кв. м , обычные же камеры имели размеры поменьше: длина - от 3,4 до 21,0 м, ширина - от 1,0 до 13,5 м, высота - от 1,3 до 7,5 м. В высоких камерах сооружали деревянные полки, на которые забирались рабочие для отбойки руды.

Выемка руды. Широкое распространение в обнаруженных древних копях, в том числе и чудских, имел огневой способ отбойки руды или пожог. В Зап.Алтае пожоги применяли повсеместно и на открытых работах, если встречались крепкие породы, в Минусинском крае огневой способ добычи знали еще в III-II тыс. до н.э., причем зачастую, особенно в узких подземных выработках, не применяли полив водой раскаленных пород, чтобы не ошпариться. Место для костра выбиралось с таким расчетом, чтобы огонь охватывал возможно большую площадь забоя. Встречались и отступления от этого правила. Так, на Зопхитском месторождении (Грузия) при выемке руды камерой по падению, в забое устраивали уступ из руды размером 1,0x2,5 м, на котором и разжигали костер (рис.  ) [Тавадзе, 1959]. Видимо, здесь преследовали две цели: добыть руду и одновременно подорвать кровлю выработки, чтобы сделать работу удобной, работать во весь рост.

Воду, при необходимости, доставляли с поверхности в кожаных сумках или деревянных ведрах, обломки глиняных сосудов очень редки. Часто в одном и том же мешке доставляли руду на поверхность из забоя, воду с поверхности в забой, а иногда использовали мешок и для раздувания костра [Тигранян, 1955]. Эти мешки оказались весьма живучими: в Армении, например, такие кожаные мешки "тики" применяли еще в начале XIX в., в отсталых странах они применяются и сейчас.

Известны и более совершенные огневые работы с использованием воздушной тяги. Так, на Степняке, в Восточном Казахстане, проводили две наклонные выработки к месту добычи и соединяли их между собой сбойкой, где и разжигали костер - вполне современный способ при отсутствии машин и людей, известный из газификации... и доримских разработок в Альпах. В то же время, огневой метод применялся не везде и не всегда, и часто работы прекращались при встрече крепких пород, что отмечали и Паллас, и Лепехин, и Гесс-де Кальве и др.исследователи. При этом обычно ссылались на отсутствие у "чуди" железных орудий, и это подтверждают современные исследователи, что само-по-себе удивительно, т. к. по современным представлениям железо в Южной Сибири появилось уже во II половине I тыс. до н. э.

Орудия труда. После пожога и проветривания забоя приступали к отбойке растрескавшейся руды. Отбивали руду либо непосредственно каменными молотами, либо с помощью деревянных, каменных, медных или бронзовых клиньев, забиваемых в трещины. Некоторые исследователи утверждают, что после пожога применяли, как правило, деревянные клинья, но это сомнительно, как сомнительно и высказываемое иногда мнение о применении только каменных клиньев. Среди находок упоминаются даже деревянные колотушки, которые, как предполагают, возможно применяли при деревянных клиньях. Однако это также сомнительно. Применение аналогичных колотушек кельтами при добыче соли в Халльштатте (см.рис ) вполне оправдано и небольшой крепостью соли и необходимостью сохранить в целостности деревянную кирку (с металлическим наконечником). Кирка тем и отличается от кайлы, что по ней бьют молотом, в то время как кайлой самой бьют, поэтому кирка может быть только односторонней, а кайла и двусторонней. Так вот, кельтскую кирку надо было сохранять от чрезмерно сильных ударов, это был сложный инструмент, деревянный же клин применялся один раз, изготовить его не составляло труда и потому применение в этом случае деревянных колотушек кажется сомнительным из-за их малого веса, как и упоминаемых иногда колотушек из оленьих рогов.

Все исследователи отмечают, что каменные орудия делались из особо прочных и вязких пород, зачастую не встречавшихся в данной местности. Когда на Алтае, для пробы, через современную дробилку пропустили "чудской" каменный молот, "бегуны" со стальными ободами весом ок.2,5 т не смогли его разрушить.

Обычные размеры плоского каменного молота из окатанного речного валуна: длина 14-25 см (иногда 30 см), ширима средней части 9-12 см, толщина 3-8 см, вес их достигал 5-7 кг, но были молоты и поменьше - до 1,5 кг, возможно не для отбойки, а для дробления руды, и руды довольно мягкой, а возможно дроблением занимался подросток, или женщина, и им специально подобрали молот полегче. Посредине молоты имели желобки глубиной ок.1,0 см для привязывания к деревянной рукоятке "здоровыми ремнями", как отмечал Паллас. Молоты из неокатанных камней ненамного отличались. Например, на Алтае один из найденных молотов (тот, который не раздавила дробилка) имел длину 130, диаметр 55 мм, вес - 930 г; другой имел длину 105, высоту 75, ширину 50 мм и вес 892 г, желобок на нем был ширинок 20 и глубиной 5 мм [Розен, 1952].

Рис. Молот из Алтайских находок

 

На горе Пастуховой у Архыза (Ставропольский край) найденные 2 каменных молота из серого кварцита имели длину 252, максимальный диаметр 150 и ширину кругового желобка 30 мм.

Каменные молоты из Бахмутских копей (Донбасс) имели вес до 5 кг и были сделаны из гранита, или диорита, приносимых издалека. В копи близ г.Никитовки (Донбасс) каменный молот весил более 5 фунтов (2 кг).

В Горной Раче (Кавказ) найденные каменные молоты имели длину от 10 до 40 см. и были сделаны из крепчайших и вязких пород диабаза, диорита и т.п.

Каменные клинья исторически, вероятно, предшествовали кайлам и киркам, которые, по сути, представляют те же клинья, но укрепленные на рукоятках. Удар тяжелым каменным молотом по клину, удерживаемому другой рукой, всегда грозил травмой. Поэтому шахтер начал искать способ освободить руку. Находка в Хакассии клина, вставленного в прорезь рукоятки без привязки, помогает понять развитие кирки (рис.  )

Кроме обычных, находили деревянные клинья, на которые, для защиты, были одеты бычьи рога, прикрепленные какими-то гвоздями. Находки эти датируются концом III - нач. II тыс. По другим данным, это были не клинья, а кирки.

Другой необычной находкой в Хакассии афанасьевского периода (III-II тыс.) являются каменные колотушки (по внешнему виду) с "рукояткой" на одном конце и массивной частью - на другом, но на самом деле используемые, по предположениям, как клинья. Такие колотушки находили также в Донбассе (катакомбные поселения), в позднеан-дроновской стоянке близ г.Кустаная, на Калбинском хребте в Восточном Казахстане [Киселев, 1949]. Подозрительно, что на них не найдены следы ударов, объяснение этому видят в применении деревянных молотков.

Каменные кайлы применялись двух типов - с широким веерообразным и клиновидным концом, позднее их объединили в двусторонние кайлы. Как и молоты они имели желобки для привязывания к рукояткам, длина их составляла 10-30 см, вес 0,3-0,5 кг. Встречаются, вероятно более ранние по своему происхождению, кайлы, которые не имели рукояток и их держали в руках, т.е. фактически это были клинья, используемые как кайлы.

Для мягких пород широко применялись, как и при добыче кремня, кайлы из рогов косулей, оленей, коз, быков и т.п. В Хову-Аксинском руднике, например, найдено более 40 роговых кайл. Этими же кайлами, вероятно, работали в россыпях, разрыхляли почву под посевы, копали ямы, могилы и т.д. Иногда, может быть наиболее древние, орудия для разработки мягких или самых мягких пород были весьма оригинальными (или совсем примитивными). Академик Ив Лепехин сообщал в 1772 г., что древняя чудь: "Лазя, под землей наподобие кротов, отковыривали лучшую руду кабаньими клыками". На Золотушинском руднике (Алтай) было найдено несколько лошадиных зубов. В Мынчункуре (Казахстан) найдены ребра лошади или быка, которыми выковыривали мягкую руду, попутно делая вруб [Русаков,1936]. Иногда костям быка или лошади придавалась ножевидная форма с заостренным концом. В некоторых случаях применяли расколотые трубчатые кости. В Армении, в Арцруниевском и Ахтальском рудниках применялись остроконечные пики из очень крепкого дерева длиной 60 см для выдавливания мягкой руды.

Появление меди и бронзы, естественно, коснулось и горных инструментов, но каменные орудия продолжали применяться широко. Даже в более поздние времена, когда уже произошло разделение профессий и горняки отделились от металлургов, для себя они продолжали оставаться и металлургами и кузнецами особенно, сами делали себе орудия для конкретных условий. В первую очередь металл применяли в традиционных орудиях, испытывавших удар, - кирках, кайлах, клиньях. В Бахмутских копях (Донбасс) найдено двустороннее медное[41] (?) кайло (с одним плоским концом шириной 20 мм и другим - острым) и бронзовый топор [Городцов, 1905], Наряду с традиционными, ведется постоянный поиск новых орудий, в том числе путем применения подходящих инструментов, появлявшихся в повcедневном быту человека. В древних рудниках Хакассии тагарского периода (VII-II вв. до н. э.) находят тяжелые двуушковые кельты (долотовидные топоры); этого же периода пешни, которые, вероятно, могли применяться при разборке породы после пожога, или кайлы в форме пешни. Появились кованые молотки и клинья, ломики - кайлы, т.е. небольших размеров ломики, с одним широким, а другим - острым концом. Широкое распространение, неизвестно по каким причинам, получают вислообушные топоры, иногда их называют клевцами, у которых обух был оттянут в кузнице в виде длинного клюва (рис.  ). Такие топоры-клевцы, в частности, были найдены вблизи Алаверди (Армения).

Вероятно также довольно широкое распространение, и также по непонятным причинам, получили топоры-тесла, у которых лезвия повернуты относительно друг друга на 90° (рис.  )

Такие орудия иногда называют кайла-топор, или крестовидная кайла. Орудие такого типа, по мнению некоторых историков, имеет солидную историю. Так, Х. Квиринг пишет: "Никогда больше крестовидная кирка, даже изготовленная позднее из железа и стали, не обладала формой более гармоничной, чем медное орудие, существовавшее в Карпатах ок.2000 г, до н.э.". Первыми, якобы, такую кайлу (а не кирку) применили критские горняки для проходки шурфов, от них ее переняли "карлики" (?) - осевшие в Карпатах выходцы из Армении и Ю.Кавказа[42] [Бакс, 1986]. Считают, что такой инструмент был незаменим для рытья и рыхления почвы, пронизанной множеством корней. В рудниках под землей такое орудие, вероятно, было удобно при мелкоскладчатой жиле, но оно все же должно было уступать кайле или клевцу.

Для уборки отбитой руды и породы в забое применяли лопаты из твердых пород дерева (в Сибири - из лиственниц) с прямой лопастью и в виде совка. Такие находки в Сибири имеют длину 0,8-0,9 м, а ширину совка ок.12 см.; в Армении совки имели длину 23 см, ширину 9 и толщину 3 см [Тигранян, 1955].

Руду в Сибири убирали в кожаные мешки или сумки. Иногда это мешки-тулунки, т.е. снятые с убитого животного целиком, без разреза, чаще - шитые из оленьей и др.кожи. Сумка, найденная в Гумешевском руднике (Урал), имела размеры 52x40 см и вмещала 20 кг руды.

Для освещения применялись лучины и светильники - жировики, как и во всех прочих районах мира.

Некоторые находки не объяснены до сих пор. Например, на р. Марухе (Кавказ) было найдено странное роговое орудие (рис. ______), которое, возможно, применялось для натягивания ремней, крепящих каменный молот к рукоятке.

Крепление рудников. Почему-то у первых исследователей "чудских" рудников сложилось убеждение, что деревянное крепление в них не применялось. В описании рудников Оренбургской губернии Рычков (1770) указывал: "Горное искусство древних народов во всем было отлично от ныне употребляемого: ибо они входили в землю, не делая никаких подстав, а отверстия их подкрепляла та же самая земля, которой верхи выделывали они на подобие свода..." На отсутствие крепи указывали Гмелин, Паллас (штольни были "без всяких подпор и пристроек") и другие авторы. И действительно, во многих древних рудниках деревянное крепление или совсем не находят, как, например, в Казахстане, или находят в редких случаях, как в Зап.Алтае.

Тем не менее, во многих других местах деревянную крепь находили. Так на Золотушинском руднике (Алтай) нашли старую обвалившуюся крепь на 17-саженной глубине, в Мечетлинском районе Башкирии у Кривого озера и на р. Син-Кайрак горизонтальные выработки крепили деревом. В руднике № 45 на Гумешевском месторождении (Урал) в 1774 г. на глубине 30 м нашли березовую крепь, .а в 1801 г. на глубине 18 м нашли остатки дерева, датируемые концом II тыс. до н. э. Причем, опять таки, крепление находили только в горизонтальных ходах рудника, но не в стволах [Крапивин, 1862]. Крепили тонкими жердочками из лиственницы, сосны, березы, осины. В древних копях Верх-Зюзелъского рудника на горе Мостовой (Урал) такие жерди, укладывали как верхняки по кровле выработки на вбитые в землю стойки с V-образным разветвлением вверху, как у рогатины [Берс, 1951], т.е. крепили, по современным понятиям, неполным дверным окладом, или в рамку. Аналогичное крепление применялось в Армении, на Арцруниевском и Ахтальском рудниках, датируемых II тыс. до н.э.: верхняк длиной 60-80 см укладывался на стойки диаметром 11-12 см, длиной 80-110 см, имеющие разветвления в верхней части (рис.____). Здесь для крепления применялись бук, граб, дуб. В Горной Раче (Кавказ) крепили как одиночными распорными стойками, так и в рамку, с применением затяжки кровли. Размеры крепи: высота 1,0-1,2 м, ширина 0,6-0,7 м, диаметр стоек 12 см, рамы устанавливались через 0,5-1,0 м (рис.  ).

Иногда крепили плахами, т.е. бревнами, расколотыми пополам вдоль оси, а также брусьями: на Урале - из березы, в Горной Абхазии (Кавказ) - из березы, бука, хвойных пород. В неблагоприятных подземных условиях деревянные находки иногда претерпевали значительные изменения, Так, управляющий Змеиногорским рудником (Алтай), описывая в 1764 г. найденную на глубине 4 м чудскую крепь, указывал, что лес стал почти глиной и содержал в небольшом количестве серебро и медь, а на поверхности - самородные зерна меди, золота и колчедана. Напротив, академик Лепехин (1772) так описывал подобные находи: "деревянные к креплению штолен подпоры, которые особливую имели твердость (подчеркнуто мной - А.Г.), и будучи брошенными в огонь зеленым горели пламенем со смрадным запахом".

В Зап.Алтае и в Казахстане чаще в опасных местах применяли крепление выработок камнем, забивая вертикально каменную плиту или выкладывая столбы из них между кровлей и почвой. Наиболее широко, вероятно, применялись для поддержания кровли на угрожаемых участках невынутые естественные целики руды. Иногда применялась забутовка пустой породы, однако цель ее не вполне ясна: по мнению одних, забутовку применяли для того, чтобы скрыть от чужих глаз следы горных работ; по мнению других - по прямому назначению, для охраны выработок от завалов, возможно и просто убирали в сторону загромождавшую выработку породу[43].

Из-за того, что стволы шахт, по общему мнению, не крепились, возникло убеждение, что работы в копях велись только зимой, когда земля промерзала и стенки ствола не грозили обвалом. В какой-то мере это подтверждала находка шубы в одном из древних рудников Урала. Современные исследователи тоже склоняются к зимней работе, но объясняют это иной причиной: освобождением рабочей силы в этот период. При всей вероятности такого объяснения приходится помнить, что горные разработки все же были делом небольшого числа людей, которых род или племя могли достаточно безболезненно освободить от других обязанностей.

Спуск-подъем. Спуск в древние шахты и подъем из них людей и грузов почти не исследован. Известны неглубокие шахты в Мынчункуре (Казахстан), в которых одна из стенок ствола выполнена в виде ступенек - способ, известный еще с разработок кремня. В Донбассе, в неглубоких (до 5 м) шахтах у Клиновских хуторов, наблюдались ступеньки-зарубки в одной стенке ствола; о противоположную стенку ствола, вероятно, опирались спиной. В том же Донбассе, близ г.Никитовки, на дне шахты глубиной 21 м был найден ствол дерева длиной 4,3 м с комлем в нижнем и развилкой - в верхнем конце, с обрубками веток длиной 22-28 см по всей длине ствола [Вестник, 1894]. Аналогичная находка сделана на Урале. В Горной Раче (Грузия) в восстающей выработке длиной 6,0 и диаметром 0,8 м в противоположных стенках были вырублены ступеньки-ниши [Муджири, 1977].

Жертвы труда. Хотя исследователи и отмечают удивительно высокий профессиональный уровень древних горняков, работа их не обходилась без жертв. Останки людей, погибших в древности, найдены в бывшем Семено-Воскресенском медном руднике в Акмолинской области (Казахстан) [Кастанье, 1910], в бывшем Алексеевском руднике около озера Иткуль (Минусинская котловина) и в копи на р.Базе (там же) [Гришин, I960], на руднике Боко в Казахстане [Черников, 1949]. На руднике № 94 Гумешевского месторождения в 1794 г. на глубине 2 м нашли 2 костяка. Академик Паллас упоминает о подобных находках на Змеиногорском руднике (Алтай) и на реке Бердянке, в 20 км от Оренбурга, а Эйхвальд - о находках в Белоусовском медном руднике на правом берегу Иртыша. Черепа и кости, найденные в Бахмутских копях (Донбасс), были пропитаны медной зеленью густо-зеленого цвета [Вильчинский, 1898].

 

Глава 4. НАЧАЛО  РАЗРАБОТКИ  УГЛЯ

Уголь был известен с древнейших времен, но, в отличие от металла, история его применения менее известна и само применение более узкое.

Чехословацкие ученые, на основании археологических раскопок в районе Остравского угольного бассейна пришли к заключению, что свыше 30 тыс. лет до н.э. палеолитический человек уже использовал каменный уголь в очаге своей производственной мас-терской. И затем, почти те же 30 тыс. лет, никаких известий об. угле, как будто он выпал из памяти человечества[44]. Может быть человечество было удовлетворено древесным топливом и не нуждалось в минеральном? Ничего подобного. Известно, что в Вавилоне, после уничтожения лесов, успешно применяли в домашнем хозяйстве битум, выступающий на поверхность земли во многих местах Месопатамской низменности, что персы использовали горючий газ, а китайцы и бирманцы - нефть еще до нашей эры. В подтверждение мысли, что человечество не могло добровольно расстаться с углем, можно привести тот довод, что американские индейцы пользовались "камнем, который горит" еще до прихода европейцев и при обилии лесов.

Многие исследователи называют Китай первой страной, освоившей промышленное применение каменного угля, но сведения эти противоречивы. Согласно легендам, использование угля в Китае началось за 3000., по другим сведениям - за 1000 лет до н. э. [Зыков, 1940; Коуэн, 1982], по мнению третьих каменный уголь как топливо стал известен в эпоху Хань (206 г. до н. э. -220 г. н. э) [Eavenson, 1939], а промышленное использование угля в железоплавильном деле началось с III в. н. э. [Мао Цзо-бэнь, 1959], четвертые датируют применение угля для отопления VIII-V вв. до н. э., в металлургии - II в. до н. э. - II в. н. э., [45] появление первых угольных шахт в Китае - III в. до н. э. [Мушенко, 1961 ]. Первым достоверным упоминанием угля в Китае считают книгу "Шаньхайцзин" (III в. до н. э. ), другие же относят их к II в. до н. э.

В Донбассе, как утверждают, первое известное использование каменного угля для плавки относится к I тыс. до н. э. В Зап. Европе, по свидетельству древних греков, в 400 г. до н. э. применяли уголь во Фракии, Греции и Италии. Первое письменное упоминание об угле, как о "фракийском камне", который "при сгорании издает настолько неприятный резкий запах, что ни одна рептилия не в состоянии оставаться на месте", находят в "Метеорологии" Аристотеля (384-322), а в появившемся примерно в 300 г до н. э.[46] сочинении его ученика Теофраста Эресского "О камнях"[47] сообщалось: "Некоторые из ломких камней, благодаря горению, превращаются в уголь и благодаря этому не сгорают в течение долгого времени. Эти камни горят, если положить на них древесный уголь, и притом горят все время, пока их раздувают. Они потухают, но потом опять загораются, почему они могут находиться в употреблении в течение долгого времени. Запах от них очень тяжелый и неприятный...угли, которые обычно называют антрацитом и выкапывают из почвы, чтобы употребить их в дело, по природе своей землистые, их можно зажигать и они сгорают, как древесные угли. Их находят в Лигурии[48], где их собирают, и в Элиде[49] у дороги, которая ведет через горы к Олимпии. Эти угли применяются кузнецами, кующими железо" [Эллинистическая, 1948].

Несмотря на то, что Теофраст называет добываемый уголь "антрацитом", некоторые исследователи считают, что в Греции нет и не было месторождений антрацита, а речь идет не о каменном, а о буром угле лигните. В доказательство этого указывают на работу Теофраста "Об огне", где он объясняет, почему древесный уголь, приготовленный человеком, чернее добытого из земли. Поскольку чернее антрацита быть нельзя, следовательно -речь идет о буром угле.

Римляне знали уголь. По остаткам золы, найденной у старой римской стены, использование ими угля в Англии датируют 54 г. до н. э., продолжали его добывать и с началом нашей эры. Говорят, что после ухода римлян англичане забыли об угле и вторично "открыли" его лишь через несколько веков, в 853 г. [Кеппен, 1863 ]. В Бельгии, в районе Льежского бассейна найдена древняя каменноугольная копь, в которой оказались римские монеты и склад крупного угля и кокса. Высказывалось мнение, что это может быть самая древняя каменноугольная копь в Европе, ее датируют V-IV вв. до н. э. Римские разработки угля известны и в Нойсе (римской Новeзии) в Руре.

 

[1] Существуют и другие теории, например, что индоевропейцы пришли из Восточной Европы, или что заселение Индии произошло с Волги.

[2] Существует мнение, что мысль о принадлежности славянского языка к индоевропейским впервые высказал немецкий лингвист Ф. Бопп в 1833 г., однако еще в I8II г. петербургский лингвист Ф. Аделунг написал работу "О сходстве санскритского языка с русским". Англичанин У. Джонс, судья из Калькутты, еще в 18 в. пришел к заключению, что санскрит, греческий и латинский - родственные языки, имеющие общее происхождение, а флорентийский купец Филиппе Сассети указал на сходство санскрита и итальянского языков еще в 16 в.

[3] Одни историки находят их в "Естественной истории" Плиния Старшего (I век), другие - в античной литературе времен Геродота (V в.до н.э.).

[4] Некоторые историки (Шахматов) считали, что антами называли восточных славян отдельные их соседи, возможно - кельты. Существовало мнение, что анты- предки вятичей. Украинский историк М. С. Грушевский связывал антов с украинскими племенами, а чех Л. Нидерле -с южнорусскими. Некоторые современные историки считают, что венеды - западные славяне, анты –восточные. Другие связывают их с зарубинецкой культурой, располагая между Днестром и Днепром и т.д.

[5] Балтийское море называлось Венедским заливом. На основании общей частицы "вене" некоторые историки считают возможным трактовать "словене" как "люди (из земли) венедов", или "происходящие от корня венедов". Есть также мнение, что венеды в середине I тыс. разделились на склавенов и антов. Финны и эстонцы и в наши дни продолжают именовать русских "вене", "венелайне". В ранних источниках венеты/венеды упоминаются в Италии, Галлии и Прибалтике. Считают, что галльские венеды- это кельты, итальянские венеды -те же кельты или иллирийцы, в прибалтийских венедах большинство советских историков видит славян.

[6] Площадь жилых построек достигала 300 кв.м .

[7] Древнеямная культура, распространенная от Волги до Днепра в III - нач. IIтыс., получила свое название от захоронения в подкурганных ямах.

[8] Катакомбная культура, распространенная в Сев. Причерноморье и Нижнем Поволжье в I пол. - 3-й четверти II тыс. до н.э., получила свое название от захоронений в подкурганных катакомбах.

[9] Срубная культура - археологическая культура периода 2-й пол. II - нач. I тыс. до н.э., распространенная от Днепра до Урала. Название получила по характерным бревенчатым сооружениям в могилах.

[10] Сабатиновская культура - поздний этап срубной культуры (II-I тыс.). По названию села Сабатиновки в Кировоградской обл.

[11] Зарубинецкая культура - от названия села Зарубинцы в Переяслав-Хмельницком районе Киевской обл. Другие источники относят эту культуру на территории Среднего и отчасти Верхнего Поднепровья к I в. до н.э. - I в. н.э. или даже к I-II вв.н. э.

[12] По другим источникам, признаки использования железа племенами этой культуры появляются лишь в конце периода.

[13] Археологическая культура 2-й пол.II тыс. до н.э. на территории современных Воронежской обл., Марийской, Чувашской и Башкирской республик. Названия получила от села Абашево в Чувашии.

[14] По А. А. Шахматову (191б), "сами готы называли себя thiuda, т. е. народом. Слово tjudos.откуда-tjudь, получило в общеславянском праязыке то же значение, что сполин, исполин, т. е. великан...".

[15] И в то же время, по крайней мере с конца IX в. до н. э. на Ю. Урале и в Приуралъе начинается разработка железных руд [Обыденов, 1985].

[16] Другие авторы не выделяют балановцев в самостоятельную культуру, а относят их к фатьяновской культуре, датируемой 1-й пол. II тыс. до н. э.

[17] Алтай присоединен к России в 1756 г.

[18] Этот рудник известен еще и тем, что в 1744 г. оттуда доставили в Петербург 44 пуда серебра на раку мощей Александра Невского.

[19] От горы Афанасьевой у с. Батени на юге Красноярского края.

[20] Другие авторы считают, что за афанасьевской культурой (III тыс. - XVII в. до н. э.) следовала окуневская культура (ХVIIIVIIхIII/xi).

[21] По другим данным - XI/X-VIII вв. до н. э., или ХII-VII вв.

[22] По другим данным - VII - I в. н. э.

[23] Некоторые авторы считают, что это произошло в период между энеолитом и скифско-сакским временем.

[24] Западнее горы Эльбрус. Между Эльбрусом и Казбеком размещают Центральную Грузию, а восточнее Казбека – Восточную Грузию.

[25] Колхида у греко-римских авторов - это нынешняя Западная Грузия (включая Аджарию и Абхазию).

[26] Жители Иверии - так в древности называли Восточную и отчасти южную Грузию.

[27] Это ставит новую проблему: кто кого научил горному делу - кавказцы чудь или чудь кавказцев?

[28] Боковой хребет Большого Кавказа.

[29] На соврем. территории юга Узбекистана, Таджикистана и северного Афганистана.

[30] На соврем. территории Узбекистана и Таджикистана, в бассейнах рек Зеравшан и Кашкадарья.

[31] В низовьях р. Аму-Дарьи.

[32] По другим данным, Кушанское царство существовало в II в. до н. э. - III в. н. э.

[33] Кураминский хребет разделяет Узбекистан (на севере) и Таджикистан (на юге).

[34] На южном склоне Кураминского хребта, между долинами рек Ангрен и Сыр-Дарья.

[35] Кан - рудник, копи (тюрк. ); узб. -кан, кон - "рудник", "шахта"; кирг. - кен-"рудник", "копи", "прииск"; "полезные ископаемые", "руда"; казах. -кен-"руда", "рудник"; турец .-кан-"рудник".

[36] Существует мнение, что чудь работала только ямами или разносами, т. е. открытыми работами [Мушкетов, 1884].

[37] В Горной Раче ямы глубиной 3 м и более имели сечение 1x1,2; 1,2x2,1; 2 5x2 0 м.

[38] Вскрывающими называются выработки, обеспечивающие доступ с поверхности земли к рудному телу.

[39] Существовала легенда, что на Алтае было найдено водоотливное колесо, у которого доски были скреплены медными гвоздями.

[40] По другим данным - до 30 м [ Горн. энц., 1986].

[41] Сейчас трудно судить была ли это медь или бронза, поскольку находки, пересылавшиеся в Петербургский горным институт, пропали .

[42] Это ставит под сомнение уверение автора, что в Малой Азии такое орудие не знали примерно до 1000 г. до н.э.

[43] В Горной Раче применяли естественные и искусственные целики сухой кладки (частичную закладку) и полную закладку.

[44] Около 19 тыс.лет назад на стоянке Красный Яр в Сибири применяли для отопления горючмй сланец.

[45] Т.Рид (1935) утверждал, что во всем древнем мире только в Китаe железо восстанавливали из руды каменным, а не древесным углем. 0днако, возможно это практиковали и греки. Китайцам же приписывают и первую плавку меди с углем ок. 3000 лет до н. э.[Hartman, 1987]

[46] По другим данным, книга написана в 238, 315 или даже 371 г. до н.э., в то время как годы его жизни датируют 372-287 гг.до н.э.

[47] В других переводах - "Камни", "О минералах". Говорят, что она была любимой книгой Аристотеля.

[48] Лигурия - область на северо-западе Италии.

[49] В других переводах Ellia или Elis. Область в Греции, в северо-западной части Пелопонесса, где располагалась Олимпия.

 

Наверх